…Спасется через чадородие. 1 Тим. 2, 15

«От ближнего зависит жизнь и смерть (нашей души)», — говорил Антоний Великий.
Но в степени служения ближним есть своя очередность. И для родителей, очевидно, на первом месте из ближних стоят дети и забота об их воспитании. Иначе говоря, нет у родителей более высокой задачи, чем воспитать детей так, чтобы они стали истинными христианами и могли всю свою жизнь посвятить Господу и ревностно послужить Ему на тех путях, куда Он их поставит. Господь ищет на земле душ человеческих, до конца преданных и верных Ему, и великая благодать будет изливаться на тех родителей, которые сумеют так воспитать своих детей. Иоанн Златоуст говорит: «Кто небрежен к своим детям, тот хотя бы в других отношениях и порядочен, понесет крайнее наказание за этот грех. Все у нас должно быть второстепенным в сравнении с заботой о детях и с тем, чтобы воспитать их «в учении и наставлении Господнем» (Еф. 6, 4)».

Святое Писание во многих местах свидетельствует об ответственности родителей за детей. Еще в Ветхом Завете имеются примеры наказания родителей за нечестие детей. За это был наказан священник Илий, про которого Бог так говорил пророку Самуилу: «Я объявил ему, что Я накажу дом его на веки за ту вину, что он знал, как сыновья его нечествуют, и не обуздывал их» (1 Цар. 3, 13). При этом следует сказать, что Илий не пренебрегал вовсе воспитанием сыновей. Нет, Илий обличал их, говоря: «Дети мои, не хороша молва, которую я слышу: вы развращаете народ Господень» и т. д. (1 Цар. 2, 24).

Но, очевидно, от Илии требовалось более, чем одни короткие слова. А именно, рвение, наложение на сыновей наказания, обуздание их. Святой Иоанн Златоуст говорит: «Так как Илий не все сделал, что надлежало, то восстановил Бога против себя и против сыновей и, щадя неблаговременно себя и детей, погубил вместе с детьми и собственное спасение». Кроме небрежности по отношению к детям, Богу не в чем было обвинить старика…

И то, что он был священник, и что старец, и что знаменит, и что двенадцать лет беспорочно начальствовал над еврейским народом, — если все это не в силах было его оправдать, но он крайне бедственно погиб за то, что не заботился тщательно о детях, и грех его нерадения, точно суровая, громадная волна, все завалил и все подвиги его закрыл — то какое наказание ожидает нас, которые и в добродетели много ему уступаем, и детей не только не наставляем, но поступаем в отношении их жесточе всякого варвара…

Это небрежение к детям, которое мы не замечаем, Златоуст поясняет такими словами: «Когда ты видишь, что какой-нибудь бродяга заушает твоего ребенка, ты негодуешь, сердишься, злобствуешь и яростнее зверя подскакиваешь к лицу ударившего, а когда видишь, как диавол каждодневно его заушает, как демоны приводят его к порокам, ты спишь, не негодуешь, не сердишься, не отнимаешь сына от самого ужасного зверя».

В писаниях Нового Завета Апостол Павел резко осуждает небрежение к близким: «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1 Тим. 5, 8).
Рассуждая о должности епископа, Апостол Павел на первое место ставит его отношение с семейными: «…епископ должен быть… Хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью» (1 Тим. 3, 2—4). По заповедям Апостола Павла на родителях лежит и материальная забота о детях (2 Кор. 12, 14), и духовная.

Условие для посвящения во пресвитеры: «Если кто… детей имеет верных, не укоряемых в распутстве или непокорности» (Тит. 1, 6). Первые заповеди для молодых жен: «любить мужей, любить детей, быть… попечительными о доме» (Тит. 2, 4—5).

Замужнюю женщину Апостол Павел учит: «…спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1 Тим. 2, 15). Также вдовам, имеющим детей или внучат, Апостол Павел велит прежде всего заниматься их воспитанием (1 Тим. 5, 4).

Поэтому очевидно, что под заповедью родить чадо надо понимать и обязанность замужней женщины всю свою жизнь посвятить его воспитанию. Чада посылаются от Господа не как бремя или наказание, а как благословенный путь замужней женщины — как награда и утешение жизни. «Вот наследие от Господа: дети; награда от Него -плод чрева», — говорит в псалмах пророк Давид (Пс. 126, 3). И если родители или мать тяготятся детьми или ропщут на них — они тяжело грешат перед Господом.

Одна вдова приходила к преподобному Серафиму и жаловалась на свою долю — на тяжесть воспитания трех маленьких детей. Через неделю после этого двое из ее детей умерли. В горе она идет к преподобному и к ужасу своему слышит, что сама была виновницею смерти детей. «Клятвою детей своих ты много оскорбила их», — говорит ей преподобный и велит примириться с ними в душе и каяться в своем великом грехе пред Богом.

И если дети отнимаются у родителей смертью, пусть спрашивают родители свою совесть — не оскорбляли ли они детей и не прогневали ли Бога тем, что тяготились или роптали на них явно или тайно, не хотели посвятить им свою жизнь и свои силы, не отдавали всего своего сердца.
Оправданием пренебрежения к детям не могут служить другие богоугодные дела, даже такие, как уход в иночество.

Оставление детей, очевидно, возможно лишь в том случае, когда дети взрослые или находятся на надежном попечении.

В истории Старого Афона был такой случай. Приехал туда один русский помещик, вдовец, но имевший еще несовершеннолетних детей. Под влиянием Афона загорелась духом душа его, он порешил бросить мир и просил постричь его в иноки. Но не благословили старцы афонские его ревности и указали ему на его первый долг в жизни — воспитание еще несовершеннолетних детей и отправили его обратно в Россию.

Правда, бывают иногда исключения из этого общего правила, но они совершаются по особому промыслу Божию и с благословения духоносных старцев. Первая старица дивеевская, блаженная Пелагея Ивановна, начиная юродствовать, оставила семью — мужа и двух маленьких детей. Но это она сделала по благословению преподобного Серафима.

Не много спросится на будущем суде с матери, если только она с любовью и самоотвержением несла крест чадородия и воспитания детей.

Монахиня, заведующая Шамординским детским приютом, жаловалась старцу Амвросию Оптинскому, что «Таньки и Матки» не оставляют ей времени, чтобы раскрыть духовную книгу. Старец успокоил ее и сказал, что именно забота о Таньках и Машках спасительна для ее души и на суд она явится не одна, а вместе с этими Таньками и Машками.

Между родителями и детьми имеется та же зависимость, что между духовными отцами и их духовными чадами. Про эту зависимость Апостол Павел говорил так: «Ибо кто наша надежда, или радость, или венец похвалы? Не и вы ли пред Господом нашим Иисусом Христом в пришествие Его?» (1 Фее. 2, 19).

На Страшном Суде родители не предстанут пред Господом одинокими. И как Каин услышал вопрос; «Где твой брат?» — так и они будут спрошены: «Где дети ваши?» Счастье и спасение их в том, что представ пред Господом, они могли бы сказать спокойно и за себя и за детей: «…вот, Я и дети, которых дал Мне Бог» (Евр. 2, 13).

О влиянии поведения детей на загробную участь родителей свидетельствует следующий рассказ одного священника.

Сын благочестивых родителей, поступив в закрытое учебное заведение, под влиянием товарищей-безбожников потерял веру. Закончив учебу, стал вести беспутную жизнь. По смерти родителей он поехал на родину и пошел посетить их могилы. Но при приближении к ним дважды терял сознание. При третьей попытке подойти к могилам его разбил паралич. Однако он не понял Промысла Божия над ним. Тогда, лежа в параличе, он в забытьи видит свою покойную мать, которая говорит ему: «Твои беззакония и твоя распутная жизнь, полная неверия и безбожия, дошли до Господа. Ты не только погубил себя, но запятнал и нас, и это черное пятно на моей одежде — твои тяжкие грехи. Господь хотел поразить тебя, но отец твой и я молились пред престолом Всевышнего о тебе, и Он захотел обратить тебя к Себе… Он знал, что одна могила наша для тебя дорога здесь, и поэтому Он не допустил тебя к ней, поражая сверхъестественною болезнью, дабы ты признал над собой высшую силу, тобою отвергаемую, но ты не обратился. Поэтому Господь послал меня к тебе… это последнее средство для твоего исправления…» И в доказательство истинности своего явления мать оставила ему его крест, выброшенный им ранее. Через явление матери сын был спасен — выздоровел и телесно, и духовно.

Из рассказа видно, что это стоило усиленных загробных молитв родителей, и, несмотря на веру и благочестие, их одежда была очернена грехами их сына.

Однако следует предостеречь и от глубокого смущения и отчаяния родителей при неправедной жизни их взрослых детей. Об этом так пишет старец Амвросий Оптинский одной матери, скорбящей о неверии сына: «Вы сознаете, что во многом сами виноваты, что не умели воспитать сына, как должно. Самоукорение — это полезно, но сознавая вину свою, должно смириться и раскаиваться, а не смущаться и отчаиваться; так же не должно очень тревожиться вам мыслью, будто вы одна являетесь причиною теперешнего положения вашего сына. Это не совсем правда; всякий человек одарен свободной волею, и сам за себя более и должен будет отвечать пред Богом».

Если нечестие детей является самым большим несчастием для родителей, как в этой жизни, так и в будущей, то наоборот, благочестие их является счастьем в этой и залогом спасения для них в будущей жизни.

Одним из примеров является горячая любовь к своему отцу игумений Арсении (Усть-Медведицкого монастыря) — подвижницы благочестия. Вот как пишет матушка Арсения в одном письме: «Ты знаешь, как я любила своего батюшку (то есть родного отца): я любила его больше всех и всего на свете. Я молилась за него первого, когда подходила прикладываться к чудотворным иконам и мощам, когда дома подходила к образам, я призывала на помощь ему всех угодников, иконам которых молилась. Когда кончала читать Евангелие или Псалтирь, или акафист, я молилась, во-первых, за него».

Подчеркнем еще раз, что надо помнить вступающим в брак.

Основная задача христианского брака — иметь детей. И не только иметь детей, но и непременно воспитать их как истинных христиан, целью жизни которых было бы отвержение себя и служение от всего сердца Господу, с горячей любовью к Нему.
Это их основное «дело», основное их «строительство», о котором так говорил Апостол Павел: «…каждый смотри, как строит. Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос… Каждого дело обнаружится… У кого дело, которое он строил, устоит, тот получит награду. А у кого дело сгорит, тот потерпит урон; впрочем , сам спасется, но так, как бы из огня» (1 Кор. 3, 10—15). Горе — если у родителей дети «сгорят» в безбожии или пороке и в смертных грехах без покаяния…

Николай Евграфович Пестов, писатель, богослов.