Незабываемыми блинами, ароматным чаем, задорными скоморохами и веселыми играми и катаньем с горки пронеслась Масленица по нашему краю.

Готовились, как всегда: быстро, ночами, но всею душой и с огромным желанием создать праздник. Папы мастерили качели, рубили ступени на горке, ладили печку-буржуйку. Мамы в последний раз перед Великим Постом пекли блины и пироги. Учителя Воскресной школы готовили представление. Даже внезапно нагрянувшие морозы не внесли никаких изменений в стойкие намерения взрослых и детей.

Народной музыкой и веселыми зазываниями скоморохов начались гуляния. «Масленицу широкую открываем! Веселье начинаем! Становись скорей, народ, в широкий хоровод!» И народ (от 3-х месяцев и старше) водил хоровод, и топал, и хлопал, и прыгал – все как просили затейники.

«Поединок» Лютой Зимы и красавицы Весны закончился мирно: обе стали Масленицу зазывать. И она явилась с трещетками и бубенцами, свистульками и колотушками, закружила в большом хороводе частушек и народных песен. Пригласила на блины.

Блины пеклись прямо на улице. Тесто цвета карамельки быстро покрывало раскаленную на печке сковородку, через несколько секунд румянилась обратная сторона, и кружевной, легкий блинчик оказывался в очередной тарелке благодарных взрослых и детей. Женщины-хозяйки пытались узнать секрет таких необыкновенных произведений, и, Дмитрий, шеф-повар наивысшего разряда, с радостью делился им: яйца, молоко, мука и соль-сахар, говорил, забыв из скромности добавить весьма необходимые ингредиенты: доброе сердце и желание радовать малых и больших.

На ходули пытались встать многие. Кто-то падал сразу, иных водила группа поддержки. Единственный, кто ходил самостоятельно, так это настоятель. Жаль только, что фото не вышло: то ли не ожидали такое увидеть, то ли неудобно было благословения просить, высоко уж больно забрался …

Канат тянули многократно. Отчаянно боролись маленькие. Не пожалели даже маму пятерых детей, перетянули на свою сторону. Через некоторое время притопывания и прихлопывания взрослых становились все активнее (мороз-то крепчал). Но дети, казалось, не чувствовали ничего: также активно штурмовали горку, «ходили» на ходулях, бегали за фирменными блинами, с восхищением смотрели на кувырки через костер старших ребят из военно-патриотического клуба. «Как на тоненький ледок выпал беленький снежок» — неслась из колонок народная песня.

«Эх, зимушка-зима, зима снежная была!» — вторили ей мамы-папы. Расходиться не хотелось: детей уводили с уговорами. Широкая Масленица выпускала всех из своих объятий до следующего года. Впереди ждал Чин Прощения.