Самый труднодоступный монастырь

Социальной службой нашего храма оказывается помощь не только прихожанам и жителям Южного Бутова, а также отдаленным социальным центрам и монастырям. Уже четыре раза организовывались поездки в Богоявленский Кожеезерский монастырь Архангельской области, который считается самым труднодоступным монастырем в России. Расположенный на берегу красивейшего озера, он окружен труднопроходимыми болотами, а до ближайшего населенного пункта не менее 65 км. Осенью наш прихожанин Андрей Ипатов вместе со своим другом Алексеем Чибизовым, чей дед — священнослужитель был расстрелян на Бутовском полигоне, добрались до монастыря и починили крышу храма.

— Когда я принял решение ехать в Кожеезерский монастырь, — рассказывает Андрей Ипатов, – Ксения Машковцева меня предупредила, что будет много разных искушений. Признаться, я не поверил ее словам, но так оно и оказалось. Изначально мы планировали с Алексеем две недели потрудиться в монастыре, но перед отъездом стали возникать проблемы на работе, и программу поездки пришлось немного сократить. Мы получили благословения отца Михея — наместника монастыря и отправились в путь.

По совету Юрия Царькова, чью квартиру в приходе называют подворьем Кожозера, мы поехали через станцию Нименга. Туда нам пришлось добираться двумя ночными поездами через Вологду. Затем 80 км пути нам предстояло проехать на лесовозе. Это оказалось непросто, так как не в каждом из них найдется место для двух паломников с большими рюкзаками, но с Божией помощью нам это удалось. Нас довезли до маркированной тропы, по которой нам предстояло пройти 30 км. В начале пути дорога проходила по болотистой местности, и однажды я серьезно оступился, если бы не помощь Алексея, — не знаю, смог ли бы самостоятельно выбраться из болота. А потом мы сбились с тропы, свернув на широкую колею от лесовоза. В таком путешествии нужно быть особенно внимательным и не забывать молиться!

Световой день в Архангельской области в начале сентября достаточно длинный, поэтому мы успели пройти все расстояние и засветло вышли на берег озера. Отец Михей предупредил, что там нужно будет развести сигнальный костер и начать стучать в металлическую трубу, или развернуть большую простыню, чтобы нас заметили из монастыря, расположенного в трех километрах от живописной полянки. Но нам этого делать не пришлось: отец Михей уже ждал нас с моторной лодкой, и мы быстро добрались до монастыря.

Разместились мы в единственном жилом корпусе — двухэтажном кирпичном здании, первый этаж которого — нежилой. На втором этаже находится трапезная и несколько келий. Отец Михей распорядился, чтобы нас накормили и разместили. Спали мы на дощатых настилах. Вот тут-то нам и пригодился опыт ночевок в палатках и в спальных мешках. Но самым сильным впечатлением от поездки оказались монастырские службы. Мне в обычном храме тяжело отстоять Литургию, а в монастыре службы очень длинные, но откуда только силы взялись? Мне было так легко стоять и молиться в храме монастыря, где нет даже электричества…

— Отец Михей, узнав, что я плотник, сразу назначил нам послушание – ремонтировать крышу храма, — вступает в беседу Алексей. — У меня раньше не было опыта кровельных работ, и у Андрея тоже, но с Божией помощью нам эта работа оказалась по силам. А какой вид открывается на монастырь сверху… Загляденье!

— Обычно осень в Архангельской области очень дождливая, но когда мы работали, дождь был лишь только один раз, — продолжает свой рассказ Андрей. — Однажды, когда на небе не было ни облачка, отец Михей подошел к нам и как-то чересчур строго велел нам спуститься. Мы не поняли почему, но, естественно, послушались. Буквально через несколько минут все небо почернело, и зарядил многочасовой ливень…

Каждое утро у нас начиналось с посещения богослужений, и заканчивался день тоже в храме. А в перерывах между службами — работа на крыше.

Сейчас в монастыре живет несколько сестер и трудников. Монастырь очень нуждается в мужских руках, не все под силу отцу Михею сделать самому, поэтому наша помощь оказалась очень своевременной и нужной. Осознание этого, а также молитвенная помощь сестер помогли нам справиться с послушанием.

— Самым тяжелым для меня оказался обратный путь, — вспоминает Андрей. — Чтобы выйти на дорогу лесовозов к утру, нам пришлось покинуть монастырь накануне вечером и ночевать по пути в одной из охотничьих избушек среди лесных болот. Но самым волнительным оказался момент, когда ни один лесовоз не останавливался, а время до отправления поезда таяло… Но Господь не оставил нас. В последнем лесовозе, следующем в Нименгу, нашлось одно место, и мы с Алексеем вдвоем в тесноте, да не в обиде добрались до железнодорожной станции.

По возвращении в Москву мы еще долго вспоминали дни, проведенные на крыше храма, удивительную природу русского севера и тихую, уединенную жизнь самого труднодоступного монастыря в России.