Владимирская икона Божией Матери
Православный приход Владимирской иконы Божией Матери
О Храме и Вере Деятельность общины
 
Контакты и схема проездаСвященнослужители Расписание службНеобходимая помощьВнести пожертвование
Храм  в честь великомученика и  целителя Пантелеймона
 
 

Служение богу во флоте, 32-я часть

Тогда-то он и крикнул в толпу о расстреле и о винтовках.
Из всех потемкинцев о том, что брезент выносился для массового расстрела, пишут только Матюшенко и его ближайший подручный Лычев.
В своих мемуарах А. Матюшенко будет вовсю фантазировать: "У команды захватило дух... Приказ, отданный Гиляровским боцману, значит, что этих товарищей накроют пеньковым пологом (надо понимать, брезентом. - В.Ш.) и дадут по ним, совершенно беспомощным, несколько залпов. В каждом из бледных матросов, столпившихся у башни, сердце колотилось в груди от жалости, ужаса и гнева, но никто не знал, что делать".
Вот описание ситуации у И. Лычева, в которой он заученно повторяет историю о брезенте Эйзенштейна: "Появился брезент: его приволокли, задыхаясь от служебного рвения, кондуктора и офицеры.
- Закрыть их! - приказал Гиляровский.
Брезент взметнулся в воздух и отделил от толпы обреченных людей. Наступила жуткая тишина. Вихрем понеслись мысли: "Брезент - это ведь саван!.. Неркели их собираются расстреливать?.. Что делать? Прошла томительная минута, толпа у башни казалась парализованной.
- Стрелять! - прохрипел Гиляровский.
Но караул, охваченный, как и мы, ужасом, не шевельнулся. И в этот миг из-за брезента раздался голос:
- Братья, не стреляйте! Почему вы нас покинули?!
Этот отчаянный вопль точно ножом ударил в сердце. Из толпы загремели крики:
- Не стреляйте!
И через мгновение все изменилось. Почти одновременно несколько голосов закричало:
- К оружию!
Тогда Гиляровский, выхватив револьвер, пытался сам расправиться с матросами. Вакуленчук кинулся к Гиляровскому, чтобы отобрать у него оружие. Старший офицер выстрелил один за другим два раза и смертельно ранил Вакуленчука. Эти события послужили сигналом к восстанию... Раздался призыв Матюшенко:
- К оружию, братья! Довольно быть рабами!
Палуба застонала от топота. Мы бросились за Матюшенко в центральную батарею и через несколько секунд с винтовками появились на палубе. Затрещали выстрелы... Первую пулю получил Гиляровский. Падая за борт, он успел прокричать лишь угрозу по адресу Матюшенко: "Я с тобой посчитаюсь! Я тебя знаю!" Еще несколько минут яростной схватки, шум, крики погони, и... броненосец "Князь Потемкин Таврический" оказался во власти восставших матросов".
Еще один весьма любопытный нюанс. За брезентом был послан не кто иной, как старший боцман корабля Мурзак. Он исполнил приказание и доставил брезент от 16-весельного барказа. Если брезент действительно собирались использовать для расстрела, то Мурзак чуть ли не враг восставших! Но все происходит наоборот.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286

Храм. Благотворительность. Сбор пожертвований.
 
Контакты и схема проезда Расчетный счет Карта сайта Ссылки
Сайт создан по благословению настоятеля Храма в честь Владимирской иконы Божией Матери протоиерея Сергия Тришкина